Текст песни и перевод The Doors - An american prayer

Поделитесь песней в соц. сетях:
Исполнитель:
Альбом:
Дата выхода:
Ноябрь 1978
Рейтинг:
0/0
Спасибо за ваш голос!



английскийAn american prayer

Перевод на русскийАмериканская молитва

Hour For Magic
Час на магию
Do you know the warm progress under the stars?
Ты знаешь, что такое «тепловой прогресс» в подлунном мире?
Do you know we exist?
Ты знаешь, что мы есть?
Have you forgotten the keys to the Kingdom?
Не потерял ключи от Королевства?
Have you been borne yet & are you alive?
Ты все перетерпел и жив, живучий?
Let's reinvent the gods, all the myths of the ages
Давай-ка заново изобретем богов и мифы древности седой,
Celebrate symbols from deep elder forests
Прославим символы лесов дремучих.
[Have you forgotten the lessons of the ancient war]
[Неужто ты забыл уроки древних войн?]
We need great
Нужны нам акты половые –
golden copulations
Великие и золотые.
The fathers are cackling in trees of the forest
Отцы кудахчут средь ветвей в зеленой западне,
Our mother is dead in the sea
А наша мать мертва – покоится на дне.
Do you know we are being led to
Ты знаешь, как спокойно адмирал на бой
slaughters by placid admirals
нас посылает с миром?
And that fat slow generals are getting
А генералы, что заплыли жиром,
obscene on young blood
Так непристойно жаждут крови молодой.
Do you know we are ruled by T.V.
А знаешь ты, что нами управляет теле-ящик?
The moon is a dry blood beast
И на луне — на хищнице — засохли пятна крови, их не отстирать.
Guerrilla bands are rolling numbers
В соседнем винограднике все больше партизан,
in the next block of green vine
Войной идущих на простых крестьян,
amassing for warfare on innocent herdsmеn who are just dying
Которым остается только умирать.
O great creator of being
Создатель бытия,
Grant us one more hour to perform our art
Вознагради нас часом, дабы показать свое искусство
and perfect our lives
И жизни безупречно завершить.
The moths & atheists are doubly divine & dying
А мотыльки и атеисты вдвойне божественны, но умирают,
We live, we die & death not ends it
А мы живем. Чем доле, тем кошмарней наш удел.
Journey we more into the Nightmare
Мрем, но и смерть не ставит этому предел.
Cling to life our passion'd flower
Цепляется за жизнь цветочек нашей страсти,
Cling to cunts & cocks of despair
За члены и влагалища в отчаянье хватает.
We got our final vision by clap
Последнее, что видеть нам дано, — приметы трипперной напасти.
Columbus’ groin got filled w/green death
Колумбов пах зеленой гибелью раздулся.
(I touched her thigh & death smiled)
(И улыбнулась смерть, когда к ее бедру я прикоснулся)
We have assembled inside this ancient & insane theatre
Собрали нас внутри безумного и древнего театра,
To propagate our lust for life & flee the swarming wisdom
Чтоб увеличить нашу к жизни страсть,
of the streets
И от расхожих знаний не пропасть.
The barns are stormed
Пусты глазницы окон. В бурю рухнул кров.
The windows kept & only one of all the rest
Остался лишь один, – спасенье с нами —
To dance & save us with the divine mockery of words
Кто будет танцевать насмешку божью музыки и слов,
Music inflames temperament
что возбуждает темперамент.
(When the true King's murderers are allowed to roam free
(Когда убийцам короля позволят рыскать, где угодно,
a 1000 Magicians arise in the land)
То тысяча мессий появится — ведь это будет модно.)
Where are the feasts we were promised
Где те, обещанные нам пиры?
Where is the wine The New Wine (dying on the vine)
И где то Новое Вино? Наверно, в гроздьях умерло оно?
resident mockery give us an hour for magic
Хозяин усмехнулся и отмерил час на наше волшебство.
We of the purple glove
Мы – в пурпуре перчатки, в промельке скворца,
We of the starling flight & velvet hour
Наш шелков час,
We of arabic pleasures's breed
мы — поколение арабских наслаждений,
We of sundome & the night
Мы – купол солнечный, мы – ночь дворца.
Give us creed To believe а night of Lust
Даруй нам веру в Ночь ярчайших Вожделений,
Give us trust in The Night
Даруй нам веру в Ночь.
Give of color hundred hues
Даруй нам сотню разноцветьев тона,
a rich Mandala for me & for you
Богатство мандалы нам дай, не мешкай,
& for your silky pillowed house
Для твоего шелко-подушечного дома,
a head, wisdom & a bed
Где правит мудрость и постель.
Troubled decree
Ужасный приговор — хозяйская усмешка -
Resident mockery has claimed thee
жизнь унесла твою отсель.
We used to believe
Привычка верить
in the good old days
в добрые и старые деньки
We still receive
Ушла и не вернется вновь.
In little ways
Немного нужно для души.
The Things of Kindness
Дела Добра,
& unsporting brow
лукава бровь…
Forget & allow
Забудь и разреши.
Freedom Exists
Свобода существует
Did you know freedom exists in school book
Свобода существует в школьной книжке – ты не знал?
Did you know madmen
Бегут безумцы из тюряг, слыхал?
are running our prisons
Но убегают-то в застенки -
within a jail, within a gaol
они содержатся под стражей, в водовороте гибельном,
within a white free protestant Maelstrom
свободном, белокожем, протестантском.
We're perched headlong
Повисли мы вниз головою
on the edge of boredom
У скуки на краю.
We're reaching for death
Нас, зачарованных свечою,
on the end of a candle
Смерть поджидает яркая у пламени в раю.
We're trying for something
Мы страстно ищем то,
that's already found us
Что нас уже нашло.
We can invent Kingdoms of our own
Мы можем собственные Королевства создавать и
Grand purple thrones, those chairs of lust
Великие пурпурные престолы – эти кресла
& love we must,
Той страсти и любви, что наши чресла
in beds of rust
остались должны на проржавленных кроватях.
Steel doors lock in prisoner’s screams
В стальной двери вместо замка – твой вопль; им заперт ты,
& muzak, AM, rocks their dreams
Музон дешевый распалит твои мечты.
No black men’s pride
Спесь не позволит черным раскурочить этот хлев,
to hoist the beams
Чуть балки приподняв,
While mocking angels
Покуда суррогатных ангелов конклав
sift what seems
Все то, что мнимое, отправит на отсев.
To be a collage of magazine dust
Хотите стать обложкой средь журнальной пыли? -
Scratched on foreheads of wall of trust
Об стену веры надо чтоб вы лбы разбили,
This is just jail for those who must
И вам в тюрьме придется просыпаться,
Get up in the morning and fight for such
И за такие непригодные стандарты драться…
Unusable standards
Пока девицы, как всегда, рыдают,
While weeping maidens
Кичатся нищетой,
Show-off penury and pout
насупившись болтают
Ravings for a mad stuff
Безумной чепухи бессвязный бред.
Wow, I'm sick of doubt
Ох-х, как устал я от сомнений, живя среди южан,
Live in the light of certain South
Всегда готовых дать уверенный ответ…
Cruel bindings
Безжалостно связав нас по рукам,
The servants have the power
Власть захватили слуги,
dog-men & their mean women
Мужчины-кобели и их отвратные подруги,
pulling poor blankets over
Что тянут траурный покров
our sailors
На головы погибших моряков.
(And where were you in our lean hour)
(А ты где был в наш бедный час,
Milking your moustache?
Усы макая в молока белок,
Or grinding a flower?
Жуя цветок?)
I'm sick of dour faces
О, как же я устал от строгих лиц,
Staring at me from the T.V. Tower.
Что на меня уставились посредством телевышки…
I want roses in my garden bower; dig?
Я б розы разводить хотел; врубаешься, парнишка?
Royal babies, rubies
Рубиновые губы, царственные дети
must now replace aborted
Должны теперь сменить
Strangers in the mud
Рудиментарных «Странников в… грязи» —
These mutants,
Мутанты эти…
blood-meal
Их кровью можно напоить
for the plant that's plowed
растение, чьи корни взрыхлены.
They are waiting to take us into the severed garden
И ждут они, чтоб нас забрать в тот сад, с которым мы разлучены.
A Feast Of Friends
Пир друзей
Do you know how pale
А знаешь, как без плана, объявленья
& wanton thrillful
— мучительно бледна — повергнув в глубочайшее волненье,
comes death on a stranger hour
в урочный час приходит смерть?
unannounced, unplanned for
Она -
like a scaring over-friendly guest you've
сверх-дружелюбная пугающая гостья,
brought to bed.
которую ты затащил в постель.
Death makes angels of us all
Она, убив, чтоб ангелом
& gives us wings
стать мог ты,
where we had shoulders
дает нам крылья вместо наших плеч,
smooth as raven's
что были гладки,
claws.
как вороньи когти.
No more money, no more fancy dress.
И в лучшем Царстве том нас не увлечь
This other Kingdom seems by far the best
ни силой денег, ни прекрасных одеяний,
until its other jaw reveals incest
покуда кто-то не разоблачит
& loose obedience
секрет кровосмесительных деяний
to a vegetable law.
и добровольность подчинений природы зову.
I will not go,
Нет, пока не вышел срок,
Prefer a Feast of Friends
Я буду лучше пировать с друзьями,
To the Giant Family.
Чем встану в ряд с Великими. В их ряд я не ходок.
Добавлено:
в Пт, 10/04/2020 - 12:56
Последнее исправление:
Пт, 10/04/2020 - 13:23

Авторское право:

Комментарии

Написать комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечени символом *